Межличностный конфликт

Энциклопедия здоровья

Конфликт межличностного характера создает условия, при которых пострадавшая лишается адекватного сочувствия и понимания со стороны окружающих. Отношение окружающих носит характер осуждения и неприятия.

Пострадавшая наделяется «порочными» качествами.

В Данной ситуации окружающее «большинство» — члены семьи или представители референтного микросоциума — создают стойкую и эмоционально напряженную атмосферу угнетения жертвы. В подобной ситуации пострадавшая становится жертвой необоснованных упреков и осуждений, источником которых в рамках семьи является кто-либо из авторитарных родственников.

В целом эмоциональное давление выражается в усилении упреков и нареканий к пострадавшей в отношении не имеющих к насилию обстоятельств. Пострадавшая может лишаться ранее имевшего место материального или социального (например, отказ в жилье) обеспечения со стороны членов семьи, лишаться помощи в реабилитационных или следственных мероприятиях, поддержки в учебе и пр. В данном случае осуждающий родственник воспринимает насилие над пострадавшей как преступление, в большей степени совершенное в отношении собственной личности родственника.

Вероятно, им ощущается угроза подрыва семейных устоев и возможность в данной ситуации еще раз подчеркнуть значимость собственной личности перед пострадавшей и другими членами семьи. Усиливая свое семейное лидерство обстановкой эмоционального давления на пострадавшую от насилия в качестве бесспорного аргумента своей правоты, осуждающий родственник сохраняет возможность прямого осуждения пострадавшей в совершении над ней насилия.

Отметим, что при восстановлении позиций лидерства осуждающий родственник сохраняет свой «status quo» в отношении пострадавшей эмоционально-индифферентными напоминаниями об обстоятельствах, в определенной степени совпадающих с ситуацией насилия. Здесь во многом сказывается действие «тиранической интуиции» осуждающего родственника, тем не менее, непосредственно следующая за этим депрессивная реакция пострадавшей ставит ее в ситуацию зависимости и подчиненности перед данным родственником.

 

Заметим, что зачастую родственник, осуждающий жертву насилия, является причиной хронического семейного конфликта и виктимизирущего стиля воспитания пострадавшей, а непосредственно в ситуации насилия — источником травматической проекции подчиненности пострадавшей совершающему насилие преступнику. Психологическая основа осуждений и неадекватных упреков других членов микросоциального окружения в целом идентична таковой при упреках внутри семьи.

В одних случаях инициатор стремится сохранить за собой позицию лидерства, в других — компенсирует свой страх перед совершенным преступлением.

Обстоятельства, при которых возникают внесемейные осуждения, ставят пострадавшую в ситуацию достаточно грубых, доходящих до степени оскорбления обид со стороны окружающих.

В условиях межличностного конфликта усиливаются симптомы меланхолической реакции с более частыми поведенческим нарушениями.

В обследованной группе пострадавших появлялись симптомы аддиктивного поведения в виде систематической алкоголизации и промискуитета (как правило, в состоянии опьянения). Данный клинический пример демонстрирует особенности психогенной симптоматики в зависимости от межличностного конфликта.

Нарушения поведения, с одной стороны, возникают на фоне сниженного настроения — «было тошно», а с другой — индуцируются окружающими («тебе теперь все равно»).